Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

«Не ждем перемен». Итоги 2019 года для Ульяновской области

«Не ждем перемен». Итоги 2019 года для Ульяновской области
Фото Google, Yandex, Vk.com, Facebook, УМВД, УФСБ, СУ СК, Ulgov, Ulmeria
Минувший год для Ульяновской области, в отличие от года 2018-го, не был насыщен событиями; на политический Олимп региона, после скандального «красного сентября» вновь вернулась партия власти, не претерпела никаких изменений экономическая политика области, и даже крупные скандалы – вроде «эхинококкового дела» - затухали, не успевая разгореться.

«Ветер перемен» 2018-го года, с громкими арестами, угрозами отставки губернатора, протестным голосованием, сменился штилем. Или это затишье перед бурей, и 2020 год еще удивит нас?

Мы разбили самые важные события этого года по группам – и подготовили наш, личный рейтинг их значимости (в порядке убывания в каждой из сфер).

ПОЛИТИКА

Возвращение партии власти

После разгромного поражения на сентябрьских выборах – 2018 (итоговый материал SM-News даже получил название «Return to Красный пояс…») ульяновское отделение «Единой России» смогло не только восстановиться, но и взять реванш. Допвыборы в этом году проходили по 79 избирательным участкам, при этом партия власти взяла 96,5% голосов, при явке около 30%.

Мнения экспертов о причинах «поворота на 180 градусов» разделились – одни сетовали на мажоритарную систему при голосовании в один тур (справедливости ради – большинство кандидатов от «ЕР» все равно преодолели и 50% барьер), другие – указывали на системное разочарование в оппозиции.

Получив карт-бланш на управление Димитровградом (и отчасти – на управление областью), КПРФ не смогли показать избирателю результата своей работы. Почти не одна из проблем, указанных в итоговом материале – 2018 так и не была решена; кризис в здравоохранении остался, бюджетная политика не поменялась ни на йоту. Закономерный итог: раздражение по отношению к системной оппозиции.

При этом региональные политологи указывают на тренд «голосования за эффективность». Подводя политические итоги выборов – 2019, политолог Дмитрий Травкин отмечает:

— К этим выборам нельзя было применять термин «протестное голосование», его не было, напротив – голосовали за максимально эффективного кандидата, за конкретного человека, а не за блок или флаг. Это говорит о возросшей осознанности избирателей. К примеру, Князев (Кандидат от «ЕР» — прим.авт) набрал больше голосов чем все остальные 11 кандидатов вместе взятые. Это значит – избиратель не мыслит деструктивными категориями.

Разжалованные депутаты

Одним из факторов возвращения поддержки к партии власти стала серия скандалов, связанных с лишением депутатов от КПРФ мандатов или выхода их из фракции. За несколько месяцев после сентября партия «отдала» большинство в Законодательном собрании, наиболее показательным было лишение мандата депутата от КПРФ Дениса Гурьянова.

Последний предоставил «нулевую» декларацию о доходах, не смог предоставить справку о доходах своей супруги (которая, если верить самому бывшему парламентарию, ушла от него зимой), успел вступить в конфликт с региональной полицией, органами службы исполнения наказания (из-за его портала Губернатор73). Его искали судебные приставы (из-за долгов в полмиллиона рублей), а редакторы местных СМИ судились с ним из-за плагиата на его портале. Не сумевший выстроить диалог с местными элитами, СМИ и силовыми структурами парламентарий проиграл серию процессов в судах, а в итоге был лишен мандата. Примечательно, что после этого он вновь выставил свою кандидатуру на повторных выборах – 2019, однако теперь проиграл.

Другой пример – выход из фракции КПРФ семи (!) депутатов димитровградской городской думы, разочарованных в партийном руководстве.

— То, что происходит в Димитровграде — это не политика, — отмечал анонимно один из вышедших из фракции депутатов сразу после демарша в димитровградских СМИ. — Это беспредел… и удовлетворение личных амбиций Куринного и Гибатдинова (лидеры КПРФ в регионе, первый – депутат ГД, второй представляет фракцию в местном ЗСО – прим.авт) — не более того.

Димитровградский пат

Что касается самого Димитровграда: в этом году все-таки завершился процесс назначения главы города, который длился с сентября – 2018. Проблема состояла в том, что назначать главу в соответствии с уставом должна была специальная комиссия, состоящая наполовину из представителей областного правительства («Единая Россия»), наполовину из местной городской думы («КПРФ»). Договориться они не могли долго – заседания переносились, голоса делились поровну, комиссия даже не могла избрать своего председателя.

В отельные периоды в Димитровграде одновременно действовали два ИО главы города – один «ставленник» областного правительства, другой «ставленник» местной думы. И те, и другие, называли оппонентов нелегитимной властью. Двоевластие разрешилось после вмешательства Москвы, причем только в августе этого года.

Главой избрали коммуниста из Хакасии Богдана Павленко, который, несмотря на политические взгляды, оказался вполне «договороспособным» для областного правительства. Впрочем, ненадолго. Уже к ноябрю начал зреть новый конфликт между областным правительством и местной властью. Он оказался связан с финансированием ремонта дорог в Димитровграде.

— Я знаю, о слезах некоторых бездельников Димитровграде, — заявил на одном из совещаний губернатор Сергей Морозов. – Господа из КПРФ обманывают димитровградцев, сидят на зарплате, в Ульяновск даже не приезжают. Пусть снимут с себя финансирование для начала. Потом будем разбираться, деньги выделим, все решим.

ПРЕСТУПНОСТЬ

Война с «авторитетами»

В этом году в Ульяновске едва не применили новую статью УК – 210.1 (занятие высшего положения в преступной иерархии). Фигурантом должен был стать Роман Х. «Попенок», которого источники называли смотрящим за Ульяновской областью. К «Попенку» пришли в ходе оперативных действий, связанных с расследованием «обнала» — предварительно сообщалось о десятках юридических лиц, через которые выводились деньги, в том числе, по муниципальным и государственным контрактам. Сумма ущерба не называлась; тем не менее, уже через несколько дней в официальном сообщении следственных органов говорилось об ущербе в два миллиона рублей и только об одном юридическом лице. Компетентные источники назвали сумму в два миллиона заниженной едва ли не в десятки раз.

Впрочем, вскоре это перестало иметь значение, поскольку Рома «Попенок» бесследно исчез – до предъявления обвинений по ст. 210.1 УК РФ он «ходил с браслетом» и не мог покидать дом в ночное время, в первых числах ноября УФСИН его по месту пребывания не обнаружили.

— …В отношении подозреваемого Х. была избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий, а именно с 22.00 до 6.00 ему запрещено покидать пределы своего дома, — официально сообщала пресс-служба УФСИН. — 5.11.2019 г. инспекторами филиала УИИ УФСИН России по Ульяновской области было зафиксировано нарушение подозреваемым Х. данного запрета. Сотрудники филиала незамедлительно выехали к месту исполнения меры пресечения. На момент проверки данного подозреваемого дома не оказалось. Стационарные контрольные устройства находились на месте, электронный браслет найден не был.

«Попенка» пока так и не нашли. Ряд СМИ, ссылаясь на супругу «авторитета» высказывают опасения за его жизнь (возможно, дальнейшее расследование дела могло привести к высокопоставленным «бенефициарам» преступной деятельности). Другие отмечают, что прозвище «Попенок» он получил потому, что его отец был известным в городе священникам, чьи родственники были известны на Украине (вплоть до епископов). Туда, дескать, он и мог сбежать.

В любом случае, Рома «Попенок» исчез; расследование продолжается.

Перед новым годом стало известно о еще одном процессе против криминального авторитета, инициированном в Ульяновске. Фигурант – арестованный в столице Эстонии «вор в законе» Виктор Ж. по кличке «Цезарь». Разработку преступника вело, в том числе, ульяновское управление ФСБ, мужчину подозревают в похищении людей. А в марте прошлого года в Ульяновске задержали криминального авторитета по кличке «Ладо» — предположительного лидера ОПГ «Советские».

Дело «Черной вдовы» Алоян

Именно в этом году в Ульяновске завершился процесс так называемой «Черной вдовы» Лидии Алоян. Громкое дело шло с октября 2014 года.

Заказное убийство димитровградского бизнесмена Амирана Алояна потрясло всю Ульяновскую область, 36-летнего отца четырех детей расстреляли прямо в подъезде собственного дома. Главной подозреваемой по делу проходила жена убитого Лидия Сулейманова.

Как рассказывали источники SM-News, в том числе, родственник брата вдовы, сама Лидия принадлежала к запрещенной в России секте «Свидетели Иеговы». Возможно, это и было одним из мотивов убийства – покойный ее религиозных воззрений не разделял, деятельности, как говорят, препятствовал.

…тем не менее, возможно именно на деньги «Свидетелей Иеговы» шла вся информационная компания вокруг процесса – «оправдать вне суда» Лидию пытались и на федеральных каналах, и с помощью детектора лжи, и в местных СМИ. В ее защиту собирали митинги. Суды то оправдывали ее, то решения их оспаривались.

…Окончательный итог процесса: виновна.

— Решение полностью справедливо, — подчеркивал сразу после процесса старший прокурор Игорь Рябов. — Два года работы были не напрасны, стороне обвинения удалось доказать несостоятельность позиции подсудимых.

Разгром наркокартелей

Весь этот год региональная полиция продолжала борьбу с наркокартелями. В июне в регионе была накрыта банда, при которой обнаружили шесть килограмм отравы на общую сумму около 20 миллионов рублей. Правоохранители предотвратили введение в незаконный оборот около 15000 доз наркотических и 2300 доз психотропных веществ. По версии следствия, пять человек распространяли дурманящие вещества бесконтактным способом.

До этого, в марте, сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков регионального УМВД на территории садоводческого общества около поселка Мостовая задержали четверых ульяновцев, которые культивировали коноплю в промышленных масштабах, а в июле полицейские задержали 13 «наркобаронов». Организованная преступная группа занималась сбытом синтетических наркотических средств по заранее спланированной схеме.

— На вырученные от наркоторговли деньги лидер банды даже успел открыть в областном центре салон красоты, — рассказывал в ноябре источник SM-News. — однако всю преступную группу задержали и привлекли к уголовной ответственности. Бизнес» был четко структурирован – каждому из 12 участников группы отводилась своя роль, в целях конспирации преступная группа на всех этапах использовала тайники.

СКАНДАЛЫ ГОДА

«Эхинококковое дело»

По последним данным, которые приводит депутат Государственной Думы Алексей Куринный, в Ульяновском гвардейском суворовском училище пострадали от эхинококкоза более 70 учащихся.

— Я держу ситуацию на контроле, предварительно следствие продолжается, круг потерпевших уже определен – это 71 человек. По моим данным, военное ведомство обеспечивает наблюдение и лечение пострадавших, — отметил он.

Скандал освещался SM-News – кратко напомним о случившемся. Инцидент получил широкую огласку 4 февраля 2019 года. Первоначально сообщалось о 25 заболевших воспитанниках, у них сначала выявили патологию в легких, затем был поставлен диагноз «эхинококкоз», вызванный личинками ленточного червя эхинококка. В госпитализации, по официальным данным, тогда никто не нуждался.

Однако уже к 7 февраля было возбуждено уголовное дело по факту заражения суворовцев. Федеральные СМИ стали сообщать о 31 заболевшем, начали появляться первые версии случившегося, среди них — версии о заражении через пищеблок, в ходе полевого выхода, через посылку, от бродячих собак, через суши. Те же самые версии остались и сейчас – к ним добавилась версия о «третьих лицах…».

Вот бэкграунд трагедии: до декабря 2018 года питанием суворовцев обеспечивала компания «Торговый дом СПП» (Ульяновск). Осенью 2018 года в регионе началось расследование по факту картельного сговора на рынке соцпитания. В декабре 2018 года питание суворовцев было передано компании ООО «Пищевик». Обе компании — и «Торговый дом СПП», и ООО «Пищевик» — выступили с официальными письмами-заявлениями, в которых декларировали свою непричастность к случившемуся. При этом «Пищевик» указывал на длительный инкубационный период эхинококкоза.

Уход ТД «СПП» с рынка военного питания в регионе, возможно, был связан со скандалом: по подозрению во взятке от сотрудников ТД СПП был задержан начальник ульяновского гарнизона.

Спустя почти год после случившегося никто не владеет информацией о том как, при каких обстоятельствах и по чьей вине были заражены курсанты-суворовцы. Мы следим за развитием событий. (Документ с личной страницы Куринного А.В. в Facebook)

Мрут, как пчелы

Летом 2019 года по всей России прокатилась массовая гибель пчел – в Ульяновской области погибли около 2,3 тысячи пчелосемей.

Скандал широко освещался в прессе – пострадали, как минимум, пять муниципальных районов региона, убытки пчеловодов исчислялись сотнями тысяч рублей.

Ситуацию осложняло отсутствие «документов на пчел» у самих пчеловодов: фактически, никто ни в региональном правительстве, не на уровне муниципалитетов не имел точной информации о количестве пчелиных семейств в подсобных хозяйствах. Это усложнило процесс выдачи компенсаций – правительство области пообещало ее, однако процедура получения требовала создания реестра пчеловодов. Работа была начата в июле. Сам мор начался в конце июня.

Его причины до сих пор не были установлены. Неофициально пчеловоды сообщали о том, что насекомые начали гибнуть после опрыскивания пестицидами близлежащих полей рапса. Предположительно – китайскими, импортными пестицидами, которые не прошли должной проверки. Но и сами пчеловоды не осуществляли охранных мероприятий – к примеру, не вывозили ульи за пределы «опрыскиваемых» полей на время обработки, рассчитывая на «мягкие» пестициды.

— Во всех пострадавших муниципалитетах были созданы комиссии, они обследовали пасеки, погибших пчел отправили на экспертизу в Казань, результаты будут известны не менее, чем через 4-6 месяцев, — сообщал министр сельского хозяйства региона Михаил Семенкин.

Результатов исследования нет до сих пор. Виновные в массовом море пчел в регионе не установлены.

Небезопасные школы

Этот скандал начался еще в январе — охрана одной из школ пропустила на свою территорию мужчину, который совершил насильственные действия сексуального характера в отношении маленького мальчика. Следом, уже в марте, в насильственных действиях обвинили самого охранника – но уже другой школы.

По факту случившегося проверку начала прокуратура. Она показала, что как минимум десять сотрудников ЧОПов – охранников образовательных учреждений имели судимость (то есть не при каких обстоятельствах не могли работать в школах). Некоторые ЧОПы вообще не проверяли «кандидатов на трудоустройство». Прямо сейчас в регионе продолжается переформатирование деятельности охран школ – вопрос поднимал губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, министерство образования и общественные организации.

— Наша основная задача – это обеспечить безопасность детей, — комментировала скандал заместитель Председателя Правительства области Екатерина Уба. – Мы провели мероприятия в каждом районе области, закрепили процедуру пропуска в школу. Каждый посетитель школы – даже если он родственник – должен приходить с документами, делать запись на посту охраны, в самом учреждении его должен сопровождать дежурный.

РЕЛИГИЯ

Новый митрополит Симбирский и Новоспаский

В августе этого года ушел на покой Митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий, официальная причина – достижение им возраста 75 лет. Неофициальная – серия скандалов в Епархии, начавшаяся еще в день его назначения (Владыку Анастасия, напомним, местные прихожане встретили криками «Анаксиос» (ἀνάξιος) что с греческого переводится «Недостоин»).

Вместо него главой митрополии был назначен митрополит Курганский и Белозерский Иосиф. После своего назначения он дал местным СМИ первую пресс-конференцию, в которой обозначил основные векторы работы. В частности – возрождение святынь и храмов (начатое еще его предшественником) и выстраивание диалога с прессой, региональной властью, университетами и общественными организациями. Правда, всего через несколько месяцев после его назначения, Иосифа стали называть одним из самых закрытых Владык в истории Епархии.

— Всюду приходится решать проблемы, и если бы их не было тут (в Симбирской Епархии – прим.авт) – не было бы нужды в епархиальных архиереях, — высказывался пока еще «открытый» Владыка на пресс-конференции. — Мы будем последовательно их решать. Сколько Господь даст мне послужить церкви – его воля, но я сделаю здесь, на этой земле столько, сколько смогу.

Цена веры и отпевания на дому

С момента назначения Иосифа в Симбирской Епархии уже произошли два крупных скандала. Первый оказался связан с якобы запретом на отпевания на дому. Примечательно, что информация об этом появилась в электронных СМИ города, и официально Епархия ее действительно не комментировала.

Между тем, запрет полностью согласуется с церковными правилами, которые устанавливают возможность проведения «отпевания на дому» (и вообще в любом месте вне церкви) только в исключительных случаях. Практика укоренилась в Симбирской Епархии из-за длительного периода отсутствия храмов (в советское время на родине Ленина были закрыты практически все церкви). На протяжении десятилетий в регионе действовало «правило исключительного случая».

Впервые против новой традиции выступил еще митрополит Прокл, так что Иосиф только заново закрепил правило, однако в информационном поле это восприняли иначе: действие стало первым из медийных поражений нового Владыки.

Второе поражение оказалось связано с повышением цен на требы, службы, и даже свечи. Епархия снова не прокомментировала сообщения в СМИ (неоднократно подтвержденные прихожанами разных церквей области); не было комментария и после опубликования открытого письма прихожан Благовещенского храма.

— С октября цена на требы и сорокоусты и свечи поднялась в два раза, стала выше чем в московских храмах – гласило письмо. – (Священники) говорят что необходимость повышения связана с увеличением отчислений в Епархию.

Недоумение верующих вызвало и появление разных видов обеден – при том даже священники не смогли объяснить, в чем отличие простой обедни от обедни на проскомидию и заказной обедни.

Строительство католического храма

В этом году в Ульяновске было принято решения о строительстве в Заволжском районе первого в городе костела. Ранее информацию подтвердили в приходе Воздвижения Святого Креста. Были осуществлены и необходимые изменения в генплане города.

Первый католический приход появился в Симбирске еще в 1817 году – это была часовня на улице Карла Либкнехта. Формальный статус прихода был получен в 1874 году. Количество католиков в городе росло за счет беженцев и интернированных, однако в 1931 году ульяновский католический храм в честь Воздвижения Святого Креста был закрыт.

Полноценный приход был возрожден только в 2005 году. В 2012 году началось обсуждение возможности строительства полноценной католической церкви, обсуждение шло семь лет. Как сообщили в самом приходе (сейчас службы проходят в молельном доме в Ленинском районе Ульяновска), строительство будет закончено не раньше, чем в 2020-2021 году.

ЭКОНОМИКА

Бюджет «в кредит»

Вопрос задолженности Ульяновской области перед федеральными структурами уже поднимался SM-News в 2018 году, однако за 2019 год ситуация не только не разрешилась, но усугубилась: несмотря на серию погашений, долг по страховым платежам вновь вырос до 1 миллиарда и 635 миллионов.

При этом задолженность по взносам (о которой речь шла в минувшем году) — лишь «кирпичик» общей задолженности региона. К началу 2019 года общая задолженность Ульяновской области, по некоторым данным, превысила 10 миллиардов, к середине года – достигла 20 миллиардов.

Сами даты внесения платежей по задолженностям частично совпадают с датами «перекредитовок» в частных банках. Вот пример: в июле задолженность по страховым взносам составляла 1 миллиард и 258 миллионов. К октябрю, она выросла на 377 миллионов. Именно на эту сумму — 377 миллионов — министерство финансов решило взять в октябре кредит.

Прирост государственного долга за девять месяцев 2019 года в Ульяновской области составил 1,8 миллиарда рублей (более поздние данные пока не представлены). Показатель — второй в России после Хабаровского края.

Как следует из документа «Структура консолидированного государственного долга Ульяновской области на 1 октября 2019 года» общий объем долга составлял почти 31 миллиард рублей (учитывается долг самого субъекта и муниципальных образований). В структуре долга — 11 миллиардов бюджетных кредитов и еще около 15 миллиардов коммерческих кредитов. Оставшиеся пять миллиардов — долги по государственным ценным бумагам.

Таким образом, общая задолженность по всем статьям и по кредитам может достигать 50 миллиардов, что сопоставимо с сами бюджетом Ульяновской области. Даже без учета комиссий и обслуживания кредитов только по процентам регион теряет около миллиарда в год.

При приеме бюджета на 2020 год средства на решение проблемы заложены не были.

СПОРТ

ТАФИСА – масштаб в «нужных местах»

Фестиваль боевых искусств ТАФИСА в Ульяновске должен был стать самым громким спортивным событием года: 25 стран-участниц, 40 регионов России, больше 20 тысяч зрителей. В реальности все вышло несколько скромнее – «ТАФИСА» едва не стала главным разочарованием года. Масштабным фестиваль стал только «в нужных местах» — поскольку финансирование его, уточняют источники SM-News, из-за конфликта организаторов с федеральным правительством, уменьшилось едва ли не в десять раз.

В итоге работала 31 площадка, из местного бюджета выделили 32 миллиона рублей, хотя первоначально речь шла о почти 200 миллионах. Зрителей на фестивале было мало: «Соборная площадь», где шло открытие «ТАФИСЫ» была полупуста. Председатель правительства Александр Смекалин, при этом, старался «сохранить лицо» перед прессой:

— Параллельно проходили более десяти площадок по всему городу, — отвечал он на вопрос о малом числе зрителей на площадках. – Сложно держать всех в течении дня. Но у нас есть статистика – в первый день фестиваль посетили 6866 человек, во второй 10935, в третий 6906, в четвертый 4309. Это достаточное количество. Все площадки были полные.

КУРЬЕЗ ГОДА

Нескромная «чиновница в шоколаде»

Самым курьезным событием года стало сентябрьское селфи ульяновской чиновницы, директора корпорации ИТ Светланы Опенышевой в нафталановой ванне, а вернее, реакция на это селфи.

Не лишенную очарования фотографию она подписала «Много шоколада не бывает» — из-за чего простые горожане, да и коллеги-чиновники, решили, что она действительно купается в шоколадной ванне.

Реакция главы региона была незамедлительной – он заявил, что жить нужно «более скромно», поручил провести в отношении нее проверку, а позже так вообще пообещал уволить.

Правда, позже оказалось, что нафталановая ванна – это ванна из нефти, которые предлагают курорты в Азербайджане. На отпуск в солнечной стране чиновница потратила всего-навсего около шестидесяти тысяч рублей на двоих. «Роскошью» и не пахнет – по данным официальной статистики (в части средних заработных плат) такой отдых может себе позволить подавляющее большинство жителей региона.

Так что обвинение в «нескромности» были сняты, но «осадочек» остался. Как и само селфи – которое успело прогуляться по федеральным СМИ и даже попасть на телеканалы.

В СУХОМ ОСТАТКЕ

Год неоконченных дел

За 2019 год в Ульяновской области не был разрешен ни один из системных кризисов, вместо этого происходило оттягивание момента их решения; старые долги перекредитовывались, их погашение откладывалось, проблемы в здравоохранении временно купировались адресными выделениями финансирования, внутренний политический кризис сменился затяжной стагнацией и возврату к статусу-кво; даже громкие уголовные дела повисли в воздухе и только к декабрю начались вялотекущие процессы по «делу медиков» (самому громкому в 2018 даже, а не в 2019 году), об «эхинококковом деле» известно столько же, сколько было известно год назад.

Не было результатов разбора мора пчел, ни даже официальных заявлений, как и не были озвучены трансформации системы охраны школ. Крупнейший спортивный фестиваль не стал федеральным событием, его финансирование кратно ужалось в последний момент.

Регион застыл в ожидании чего-то; а пока — ни реформ, ни бюджетных перемен, ни разрешений проблемных ситуаций.

Вполне возможно, в 2020 году общественно-политический пейзаж региона действительно поменяется – но это уже совсем другая история…

Яндекс.Метрика